Симферопольцы всех стран объединяйтесь!
 
На главнуюГалерея 1Галерея 2Истории в картинкахЗаметки о СимферополеКарта сайтаНа сайт автораНаписать письмо
 
 

Владимир Поляков

Рецензия Владимира Полякова на книгу «Русские»

В Крыму вышла в свет уникальная книга — «Русские». Не смотря на то, что на обложке заявлено «Всемирная серия. Народы и времена. Украина. Крым», думается, что все народы могут спать спокойно — речь идет только о русских, которые живут в Крыму, или жили, отдыхали или, в крайнем случае, были проездом.

Предваряет книгу «Краткий очерк» Виктора Романа (Таврический Национальный Университет) и Андрея Ишина (Таврическая духовная семинария) «Православная церковь в Крыму (988 – 2010)». Материал интересный, во многом неизвестный широкому кругу читателей. Среди прочего, подробно рассказывается о борьбе с «обновленцами», но о деятельности Православной церкви в годы оккупации нет ни слова. Примечательно, что в самом конце указанного очерка сообщается: «если в период временной оккупации в Крыму действовало 82 церкви, то на 1 июля1959 г. — всего 41»[1, c. 31]. «За кадром» остались и факты разрушения храмов, как в довоенный период, так и в годы «оттепели». Вероятно, — все это связано с тем, что такие понятия, как «русские» и «православные» в последние годы подается как синонимы. При этом замалчивается, что бывшие в Крыму в 1941 – 1944 годах румыны тоже православные, и именно в годы оккупации были открыты уже упоминавшиеся 82 храма! [5].

Далее следует обстоятельная энциклопедическая справка о всех епископах Таврических с 9 мая 1837 года и до ныне здравствующего митрополита Лазаря. Материал, безусловно, интересный и будет востребован.

Более всего вызывает недоумения представленный далее опус Владимира Гурковича. Поскольку в отличие от предыдущего «Краткого очерка» жанр не указан, позволю себе назвать его именно так.

«Исторические памятники Российской Тавриды (от эпохи Екатерины II до завершения гражданской войны). Автор Гуркович Владимир Николаевич, старший научный сотрудник научного центра историко-краеведческих исследований и Свода памятников Украины по АРК.

Начинается «Российская Таврида» с рассказа о мечети Джума-Джума в Евпатории. Памятник действительно замечательный, но построена мечеть в XVI веке и никакого отношения к заявленному периоду не имеет. Не зная харизму Владимира Гурковича, вероятно, бы никогда не догадался, почему этот объект отнесен к «памятникам Российской Тавриды», но поскольку он сам, что называется, горит желанием быть понятым, то пишет: «…Девлет-Гирей построил ханскую мечеть в результате большого военного похода и в память победы на врагом» и далее, для совсем непонятливых, поясняет « в 1571 г. он даже сжег Москву»[1, с. 61]. Таким образом, мечеть «Джума-Джами» великого архитектора Синана задекларировала как антирусский памятник. Обычно Владимир Гуркович не утруждает себя в этих вопросах пресловутой политкорректностью, но с учетом того, что составитель Борис Балаян известен своей щепетильной деликатностью в межнациональных отношений, то надо признать, что очередной антитатарский выпад сделан довольно искусно. Остается только выяснить в какой степени все написанное соответствует действительности. В Путеводителе по Крыму Григория Москвича пишется следующее: «татарская мечеть Джума-Джами, построена Девлет-Гиреем в 1552 году» [4, с. 71]. Москву войска Девлет-Гирея, как пишет сам Гуркович сожгли в 1570 году.

Далее автор пытается объяснить, что такое светские памятки и чем они отличаются от не светских, но запутывается сам и окончательно запутывает читателя. Поражает его бессистемность и отсутствие приоритетов в выборе материала. Рассказывает о памятнике Александру I на Ангарском перевале, который по его версии, был фактически памятником военным строителям той поры, или, как пишет сам В. Гуркович «Дорогу сию работали вторые батальоны Козловского и Нашембурского пехотных полков». При этом традиционно не забывает упомянуть, что об это памятнике он уже писал в газете «Крымская правда» 3 июля 1970 года. Эта подсказка многое поясняет: Гуркович будет писать только о том, что он уже писал в «Крымскую правду», в «Крымское Эхо», в « Русичи»…

О памятнике военным строителям, которые в 1826 году построили дорогу Симферополь — Алушта, и который стоял на выезде из Симферополя в самом начале Марьино, он, вероятно, никогда не писал, и потому, естественно, не упоминает. Когда в 1965 году, я уходил на воинскую службу, этот памятник еще стоял, а вот когда через три года вернулся, то его уже не было. Как я понимаю теперь, не был он нужен тогда, не нужна память о нем Своду памятников и сегодня.
Далее следует огромная подборка материала о кладбищах. Мне доводилось бывать в Александро-Невской лавре в Ленинграде, на Новодевичем кладбище в Москве, на Быковском кладбище в Киеве, на Лычаковском во Львове… действительно — это памятники истории, архитектуры, культуры! Гуркович же пишет о местах массовых захоронений превращенных в пустыри, свалки и подает это как нечто замечательное. При этом совершенно забываешь изначальный посыл книги: «русские» поскольку он с упоением рассказывает о памятниках англичанам, французам.

К русским памятникам отнесен и знаменитый «Бахчисарайский фонтан». Сделано это на том основании, что Крым-Гирей, как известно, воевал с русскими.
Все, что связано с Крымской войной автором в априоре отнесено исключительно к памяти России, как будто не было матроса Кошки и десятков тысяч других украинских крестьян, которые в этой бойне были пушечным мясом, и которые даже после своей смерти остаются, оказывается, «русской историей».
Уделив внимание тем или иным памятникам, которых автор в силу своего политического пристрастия счел нужным либо упомянуть, либо описать чрезвычайно подробно, он умудрился ни слова не сказать о памятнике Екатерине о котором дореволюционные путеводители писали буквально следующее:, «Главная достопримечательность города. Сооруженный в начале 90-х годов по проекту академика Лаверецкого. На памятнике, кроме императрицы, имеются фигуры и бюсты главных ее сподвижников: князя Потемкина, князя Долгорукова, Суворова и Булгакова» [3, c. 366]

Даже не знаю, почему этот памятник не заинтересовал автора. Может быть потому, что не хотел писать, о том, что большевики скинули Екатерину, а на ее место поставили голого рабочего, который рвал цепи и пытался опрокинуть Земной шар, а на месте её сподвижников появились бюсты Маркса, Энгельса. То ли по какой–то другой причине. Действительно: «Трудно понять логику не профессионала».

Далее следует «Краткий исторический очерк (IX — начало XXI в.) Виктора Романа к. и. н., доцента ТНУ. Русские и Крым. Очерк достаточно объемистый, но интересный и содержательный. От предыдущего автора его выгодно отличает системность, ясность изложения мысли и… толерантность.
Тем не менее, по ряду вопросов хотелось бы высказать свои возражения, а кое-где указать на имевшие место неточности и фактические ошибки. Прежде всего, представляется некорректным, рассказывая о событиях IX —XXIII веков использовать топоним Крым [1, с. 77, 78]

Не могу согласиться и с такой констатацией: «в период внутренних раздоров бейских родов, мятежей народа, двух русско-турецких войн Крым покинуло около 200 тысяч крымских татар, а в 1779 г. 31 тыс. армян и греков [1, с. 82]. Во первых, сначала из Крыма по инициативе Екатерины II были выселены все христиане, а уже потом после «Покорения Крыма» и начавшегося процесса отторжения земель его стали покидать и крымские татары.

Несколько упрощено звучит фраза о том, что: «Правительство республики Тавриды 21 апреля 1918 года возле с. Малый Маяк было арестовано татарскими националистами и расстреляны» [1, с. 88]. Села Малый Маяк в ту пору не было, а речь идет о селе Буюк Ламбад. В данном случае автор добросовестно изложил версию, запущенную еще в советское время. В соответствие с новыми исследованиями в расстреле правительства Республики Тавриды главную роль играло русское офицерство. Также не могу согласиться со следующей фразой этого же раздела: «Узнав об этом, матросы Севастополя высадили в Алуште, десант, устроивший избиение татар. Установление в Крыму господства немцев и гайдамаков (???) позволило, в свою очередь, татарам устроить вендетту против христиан. В течение недели они вырезали значительное число православных греков Южного берега» [1, с. 88].

Члены правительства Республики Тавриды сами боялись матросского самосуда и поэтому поехали не в Севастополь, а в Алушту. [2, с. 77].

В отношении «вендетты против христиан». Фраза совершенно не корректна потому, что в эти действительно страшные дни русских православных не трогали, греков Кара-Чёля (под Карасубазаром и в других местах Крыма) тоже не трогали. Вендетта действительно была, но только в отношении греческих прибрежных селений, на которые в свое время «мудрая» российская администрация возложила функции пограничной стражи, и наделила широкими карательными полномочиями. Греки-пограничники, в те годы это фактически были таможенники, весьма допекали своих соседей крымских татар, которые, естественно, занимались контрабандой товаров. Таким образом, власти, может сами того не предвидя, столкнули лбами жителей южнобережья, что в конечном итоге вылилось в кровавую разборку. Повторюсь, что она не была ни межконфессионной, и не межэтнической. Это действительно была вендетта. Вендетта по крымски в ходе которой мстили таможенникам, жандармам.

Рассказывая о событиях Гражданской войны, автор допустил несколько фактических ошибок. «В июле 1920 г. ее возглавил А. В. Мокроусов (Савин), ранее командовавший 58-й дивизией Красной армии» [1, с. 90].

Подобное употребление двойного имени, например, Ярославский (Губельман) [с. 28]. свидетельствует о том, что первым назван псевдоним, а в скобках его подлинная фамилия.

В данном случае, по их версии автора, получается, что «Мокроусов» —это псевдоним, а действительная его фамилия — Савин. Это, ошибка. Мокроусов — подлинная фамилия. Савин — вымышленная, которой он пользовался в кратковременный период нахождения в республиканской Испании.

Не командовал он и 58-й стрелковой дивизией, а был в ней командиром 2-й бригады.

«В начале 1942 г. поселки, улицы Симферополя и др. крымских городов получили немецкие названия» [1, с. 92]. Это тоже не соответствует действительности. Были переименованы в основном те названия, которые несли в себе советскую идеологию. В большинстве случаев таким улицам возвращались прежние дореволюционные названия. Бульвар Ленина вновь стал улицей Вокзальной, улица Дзюбанова — Тюремной [6, с. 172 -179].

Не смотря на высказанные выше замечания, еще раз хочу отметить, что очерк написан в основном с современных позиций, очень содержательный, и его можно рекомендовать молодому поколению, изучающему историю Крымского полуострова, и не только в аспекте «Русские» в Крыму.

Следующий раздел. «Исторические личности». Выражаясь современным сленгом — это VIP персоны. Честно говоря, лучше бы составители его не делали. Интернет забит недоуменными вопросами: почему взяли этих, почему забыли тех?
Поражает и то, что к русским отнесен армянин Николай Барсамов.

Похоже, что составители не знакомы и с родословной Владимира Вернадского, отец которого — потомок украинских казаков, а мать дочь украинского дворянина.
Та же история и с композитором Алемдаром Сабитовичем Карамановым. Его отец — Сабит Темель Караман, турок по национальности. Мать, Полина Сергеевна Величко — украинка.

Поразительно как представлена «Екатерина II Алексеевна» [с. 103].

Оказывается она тоже русская. Человек может изменить веру и стать православным, может даже изменить пол и из мужчины стать женщиной, но изменить национальную принадлежность …Впрочем о чем я пишу? Сколько моих одноклассников, которые в советские годы считались «русскими» сейчас живут в Израиле. Невольно вспоминается КВНовская шутка тех времен: «Ты — еврей, а я — не смог!»

Повторюсь, что нет ни малейшего желания втягиваться в спор о том, почему нет в этом списке Врангеля, Деникина, Грибоедова, Жуковского и так далее. Вероятно, эта глава совершенно другого формата и ей должна быть посвящена отдельная книга.

Основная часть проекта — «Наши современники!»

Трудно понять те критерии, по которым один директор школы, завода, или ЧП включен в этот список, а другой нет. Поскольку это коммерческий проект, то, всё надо принять, как эксклюзивное право составителя, который сам определяет, способствует ли данное имя поднятию имиджа издания или нет.

Основное требование к подобным проектам — соблюдение стандарта и равное отношение ко всем лицам, которые представлены в издании. В целом оно выполнено. Тем не менее, одни респонденты представили свои контактные телефоны, другие нет. Многие женщины не рискнули сообщать свой возраст, и практически большинство — девичью фамилию.

При перечислении однофамильцев следует придерживаться алфавита уже по именам, а если есть совпадения и здесь, то по отчествам.
При перечислении топонимов, информирующих о месте рождения: область, район, село их надо разделять запятыми. К сожалению, это требование русского языка нарушается повсеместно.

Многие из лиц, представленных в этой части сборника имеют болгарские, еврейские, казахские, караимские, крымчакские и другие корни. Ранее существовала пресловутая пятая графа в паспорте, которая снимала в этой части все вопросы, сегодня она упразднена, и вопрос о том кем себя считает тот или иной человек: болгарином или русским — это его личное право.

Последняя глава рассказывает о VIPах и «Наших современниках» из Севастополя.

Последние два десятилетия на всех уровнях проводится довольно успешная попытка вычленения Севастополя из культурной, исторической и политической сферы не только Крыма, но и Украины. Из него, и надо признать, небезуспешно, пытаются сделать этакий русский Гонконг. Не хочу вторгаться в политику, но противопоставление севастопольцев остальным крымчанам, считаю надуманным, ошибочным и вредным.

В завершении хочется задать себе вопрос: Эта книга — признак того, что у Крыма, как писал поэт «лица не общее выражение?» или скоро появятся «Русские» в Николаевской области, «Русские» во Львовской области…

В 1991 году русские Украины поддержали на референдуме идею суверенного государства. Поддержали потому, что были уверены, что будут в нем народом Украины, а им все время напоминают, что есть украинский народ, и все остальные. Думается, что появление таких книг — это своего рода протест против недальновидной политики властей в одном из самых деликатных вопросов.

Литература:

  1. Балаян Б. С. Всемирная серия. Народы и времена. Украина. Крым. Русские / Автор проекта и составитель Б. С. Балаян. — Симферополь: Таврида, 2011. — 432 с.
  2. Бикова Т. Б. Створення Кримської АСРР (1917-1921) — К.,2011. —247 с.
  3. Крым. Путеводитель. Под редакцией К. Ю. Бумбера, Л. С. Вагина, Н. Н. Клепинина, В. В. Соколова. — Симферополь, 1914. — 686 с.
  4. Москвич , Г. Путеводитель по Крыму — Санкт-Петербург: Путеводитель, 1911. — 305 с.
  5. Поляков В.Є. Доля православної церкви в роки окупації Криму / Владимир Евгеньевич Поляков // Гілея. — 2011. — № 49. — С. 116?120.
  6. Поляков В. Е. Историческая эволюция городской топонимии Симферополя / Владимир Евгеньевич Поляков. — Симферополь: СОНААТ, 2001. — 224 с.

В начало

 

 
Если вам понравилось, отметьте эту страницу в своей социальной сети:

   
 
   
Автор сайта: Белов Александр Владимирович   http://belov.mirmk.ru