Симферопольцы всех стран объединяйтесь! Симферополь вчера и сегодня
На главнуюГалерея 1Истории в картинкахЗаметки о СимферополеКарта сайтаНа сайт автораНаписать письмо
 
 
 

Улицы и дома рассказывают
(книга под редакцией Широкова В.А., Широкова О.В.)

Улица Грибоедова

Имя Александра Сергеевича Грибоедова стоит в одном ряду с именами таких корифеев мировой литературы, как Пушкин, Гоголь, Толстой, Чехов. В. И. Ленин чрезвычайно высоко ценил бессмертное произведение Грибоедова — комедию в стихах «Горе от ума» и 88 раз использовал в своих работах разящее грибедовское слово — чаще, чем любое другое произведение русской и зарубежной литературы. А. С. Грибоедов приехал в Симферополь 18 июня 1825 г. Остановился поэт в только что построенной гостинице «Афинская» (проспект Кирова, 25). Вблизи гостиницы находились кварталы бывшей Ак-Мечети с ее грязными кривыми улочками. Может быть, поэтому город Грибоедову не понравился. «Дрянной городишко»,— отозвался о нем поэт в одном из писем, адресованном в Петербург. Слава великого драматурга бежала впереди Грибоедова, и он, пребывавший в чрезвычайно мрачном настроении, еле отбивался от непрошеных знакомств местных обывателей. В письме С. Н. Бегичеву от 9 сентября 1825 г. из Симферополя он писал: «Приезжаю сюда, никого не вижу, не знаю и знать не хочу. Это продолжалось не более суток... ворвались ко мне, осыпали приветствиями, и маленький городок сделался мне тошнее Петербурга. Мало этого. Наехали путешественники, которые меня знают по журналам: сочинитель Фамусова, Скалозуба, следовательно веселый человек. Тьфу, злодейство. Да мне не весело, скучно, отвратительно, несносно!.. И то неправда,— иногда слишком ласкали мое самолюбие,знают наизусть мои рифмы, ожидают ог меня, чего я может быть не в силах исполнить; таким образом, я нажил кучу новых приятелей, а время потерял и вообще утратил силу характера, которую начинал приобретать на перекладных». Из симферопольских встреч Грибоедов выделял четыре: со своим старым знакомым Н. В. Сушковым, с литератором А. К. Боде, будущим декабристом М. Ф. Орловым да с соседом по гостинице поэтом А. Н. Муравьевым. В конце июня — начале июля 1825 г. писатель совершил первое путешествие по Крыму. Его маршрут: Симферополь — Алушта — Ялта — Алупка — Симеиз — Ялта — Байдары — Балаклава — Инкерман — Севастополь — Херсонес — Мангуп-Кале — Бахчисарай — Чуфут-Кале — Иосафатова долина — Успенский монастырь — Симферополь (8 и 9 июля), далее Саблы (нынешнсе село Каштановое Симферопольского района) и Симферополь (13 июля). Во время путешествия А. С. Грибоедов встретился близ Гурзуфа с великим польским поэтом Адамом Мицкевичем. Неоднократно ездил он в деревню Саблы и встречался с декабристами. 15 сентября 1825 г. поэт отбыл к месту своей службы дипломатического секретаря в Кавказском корпусе.

Улица Дражинского

После восстания декабристов, несмотря на отсутствие «состава преступления», А. С. Грибоедов был арестован и просидел четыре месяца на гауптвахте. Однако следственной комиссии не удалось добыть прямых улик о связях автора крамольной комедии с декабристами, и его освободили из-под стражи. Уже в наше, советское, время одна из улиц Симферополя (за областной больницей им. Семашко) названа именем великого русского поэта, который был кроме того талантливым дипломатом. Дражинского

На плане города 1910 г. видно, что эта улица в районе железнодорожного вокзала (между Железнодорожной и Шестериковской слободками) была одной из окраинных и не имела названия. В последующие годы она застроена полностью, с ноября 1930 г. носит имя Ю. А. Дражинского. Юрий Абрамович Дражинский (И. И. Ашевский) в 1919 г. входил в состав Крымского обкома РКП(б) и возглавлял его разведку. Небольшого роста, коренастый, подвижный, с веселыми живыми глазами, он умел быстро сходиться с людьми, проникать в любое белогвардейское учреждение или организацию. К декабрю 1919 г. Дражинский наладил связь со всеми воинскими частями белых, расквартированными в Симферополе. Ему удалось внедрить в контрразведку белых своего агента по кличке «Жак», что дало возможность получать разнообразные сведения и предотвратить провалы подпольной организации до весны 1920 г. 16 января 1920 г. Ю. Дражинский был командирован Крымским обкомом партии на подпольную работу в Севастопольскую организацию. Однако вскоре белогвардейская печать с восторгом отмечала: «В ночь на 22 января чинами контрразведки захвачен городской комитет большевиков. Найдено оружие, вполне оборудованная типография с набором только что набранной прокламации «К офицерству», взрывчатые вещества, протокол заседания, печать и т. п. Арестованы: 1) В. В. Макаров (председатель комитета), 2) А. И. Бунаков, 3) бывш. поручик И. А. Севастьянов, 4) Л. Шулькина, 5) М. С. Киянченко, 6) И. Ашевский, 7) И. М. Вайнблат, 8) М. З. Иоффе, 9) С. С. Крючков» [36].

Арестованных отправили на крейсер «Кагул», где деникинцы издевались над ними в течение трех дней, пытаясь раскрыть все нити подполья. Никто из арестованных не выдал товарищей, 5 февраля 1920 г. военно-полевой суд приговорил арестованных к смертной казни. В ночь на 6 февраля Юрий Дражинский и его товарищи были зверски замучены, а трупы их брошены в море. Именем Дражинского названа и улица в Ялте, где он жил с семьей на бывшей Массандровской слободке.


Улица Дыбенко

Член первого Советского правительства [С октября 1917 г. по март 1918 г. - Прим. авт.], коммунист с 1912 г., Павел Ефимович Дыбенко в августе 1918 г. был направлен Центральным Комитетом РКП(б) на Украину и в Крым для подготовки вооруженного восстания против немецких оккупантов и петлюровцев. В Севастополе его арестовали и посадили вначале в севастопольскую, затем в симферопольскую тюрьму. Советское правительство, высоко ценившее военный талант П. Е. Дыбенко, обменяло его на пленных немецких офицеров. Во второй половине февраля 1919 г. из многочисленных партизанских отрядов Екатеринославской губернии и Северной Таврии Дыбенко сформировал Первую советскую Заднепровскую стрелковую дивизию. Ранней весной дивизия вышла на рубеж Перекопа и Чонгара, 4 апреля красноармейцы прорвали оборону противника, 11-го освободили Симферополь, а затем и Севастополь. За освобождение Севастополя П. Е.

Дыбенко был награжден орденом Красного Знамени. 1 мая образовано рабоче-крестьянское правительство Крымской Советской Социалистической Республики. Наркомом по военным и военно-морским делам стал П. Е. Дыбенко, его ближайшими помощниками — И. Ф. Федько, С. И. Петренко-Петриковский, А. М. Коллонтай, А. В. Мокроусов и другие. Под руководством Дыбенко формируются новые воинские части и подразделения, их срочно направляют на Ак-Монайские позиции и на Донбасс. В Симферополе создана школа красных командиров.

Летом 1919 г., когда деникинские войска перешли с Ак-Монайских позиций в наступление, Крымская Красная Армия была реорганизована в 58-ю стрелковую дивизию. Во главе ее — И. Ф. Федько, а П. Е. Дыбенко направлен в распоряжение Реввоенсовета Республики. В послужном списке Павла Ефимовича немало славных дел: ликвидация григорьевского мятежа, участие в боях за Царицын, разгром белогвардейских банд на Кавказе. П. Е. Дыбенко — кавалер трех орденов Красного Знамени. В 1935 г. ему было присвоено звание командарма II ранга.

До революции и долгое время после нее улица Дыбенко называлась Архивной, так как шла от бывшего губернского архива к Салгиру. Здесь в конце XVIII — начале XIX в. существовал первый по времени сад, устроенный в губернском центре. Начинался он от нынешнего здания железнодорожного техникума и шел к реке Салгир. Вдоль сада и возникла улица, застроенная в конце XIX — начале XX в. На Архивной, 28 (ныне д. 50), жил А. И. Маркевич. В 1970 г. Архивная была переименована. Тогда же на доме № 1 установлена мемориальная доска с текстом: «Эта улица носит имя Павла Ефимовича Дыбенко (1889 — 1938 гг.), крупного советского военного деятеля, героя гражданской войны, первого народного комиссара Военно-морских сил Республики, активного участника борьбы за Советскую власть в Крыму в 1919 — 1920 гг.». На улице Дыбенко работают областное объединение хлебопекарной промышленности, хладокомбинат, техническое училище областного управления профтехобразования, два детских сада, детские ясли.


Улица Ефремова

Уже упоминавшийся нами Ф. Ф. Вигель писал об этой части города: «...Узкие, кривые, неопрятные улицы с каменными домами на дворе, с... запачканными стенами или с грязными лавками на лицо». Всюду тянулись бесконечные каменные заборы, серую скуку которых нигде не нарушало даже пятнышко зелени. Такова была до революции и улица Ефремова. Долгое время большая ее часть называлась Школьной: 12 декабря 1872 г. на ней (угол нынешних улиц Ефремова и Володарского) была открыта учительская школа, где готовили учителей для низших школ. Меньшая часть улицы (от Курчатова до Студенческой) носила имя Миллионной, а с января 1910 г.— Подгорной.

В 1958 г. улица на всем ее протяжении была названа в честь Виктора Кирилловича Ефремова (1916 — 1944) — руководителя железнодорожной группы Симферопольской подпольной организации, зверски замученного немецко-фашистскими оккупантами. До Великой Отечественной войны В. К. Ефремов работал заместителем начальника железнодорожной станции Симферополь. Составы с людьми и военными грузами он отправлял на Севастополь до последнего момента. Оккупанты вломились в его квартиру, расстреляли жену (она была еврейкой), а ему самому предложили работать на рейх, сначала сцепщиком вагонов, а затем «русским начальником станции». Вскоре В. К. Ефремов сблизился с подпольной организацией города и создал подпольную группу на станции, в которую вошли сцепщик вагонов И. Г. Левицкий, стрелочник В. Э. Лавриненко, переводчица (бывшая учительница железнодорожной школы) Н. С. Усова, кладовщик А. А. Брайер, секретарь Л. М. Терентьева (Ефремова), разнорабочий Н. Я. Соколов. Подпольщики нанесли ощутимый урон врагу. Только на станции Симферополь было совершено 17 диверсий, в результате которых взорвано 9 эшелонов с боеприпасами, два — с горючим, в общей сложности многие десятки вагонов с различными грузами.

В начале марта 1944 г. в подпольной организации начались провалы. 8 марта арестован В. К. Ефремов и члены его группы В. Э. Лавриненко и И. Г. Левицкий. А. А. Брайер, не желая сдаваться фашистам, бросился под поезд. Жизнь героев-подпольщиков трагически оборвалась незадолго до освобождения города. В застенке на Студенческой (район телецентра) в апреле 1944 г. была обнаружена надпись на стене: «На двадцать восьмом году жизни здесь сидел с 10 марта 1944 г. Ефремов Виктор. Приговорен к смерти, которая будет 24 марта 1944 года. Прощайте, дорогие друзья и товарищи. Умираю за дело нашей любимой Родины. Живите, имейте связь с партизанами и мстите. Прощайте, друзья! Ефремов». Улица, носящая имя отважного подпольщика,— типичная улица старой Ак-Мечети: узкая, с низкими домами, заборами из бутового камня. Новых домов здесь мало: архитекторы стремятся сохранить этот район как памятник прошедших времен. ЖелябоваПервоначально ее называли Губернской, так как начиналась она от губернских присутственных мест.

В истории улицы прослеживается связь с «большой политикой». После включения Крыма в состав России был задуман дипломатический акт — поездка императрицы в «полуденный край». Подготовка к путешествию началась с весны 1784 г. Была намечена большая свита, в которую вошли граф Фалькенштейн (путешествовавший инкогнито австрийский император Иосиф II), послы Австрии, Франции и Англии. В общей сложности этот вояж обошелся стране в 15 миллионов рублей, из них около 323 тыс. рублей истрачено на поездку по Крыму. Деньги отпускались главным образом из соляной экспедиции и Феодосийского монетного двора. Вначале этим ведал командующий русской армией в Крыму генерал-поручик О. А. Игельстром, а с конца 1784 г. правитель области В. В. Каховский и его брат М. В. Каховский, сменивший О. А. Игельстрома [37]. Переписка указанных лиц с Потемкиным свидетельствует, что дворец для Екатерины II был заложен 21 октября 1784 г., закончено строительство к началу 1787 г., затем до самого приезда Екатерины II он отделывался и украшался. Стоило это сооружение свыше 13 тыс. рублей [38]. Похоже, флигели дворца находились на месте домов № 2 и 4 по улице Желябова и № 13, 17 (сам же дворец — на месте д. 15) по улице Р. Люксембург, а не в районе нынешнего рыботоргового комплекса «Океан», как полагал известный краевед А. И. Маркевич. Наша точка зрения основана на измерениях, сделанных по первому плану Симферополя, который был составлен в 1786 г. Он так и назван: «План города Симферополя с показанием на оном строящегося дворца, вновь закладываемой аптеки и где полагается строить лабораторию, дом директора и селитряный завод» [39].

Слова эти — «строящегося дворца» весьма знаменательны, ибо в 1786 г. строится именно дворец для императрицы. Обнаружен план около 1918 г., поэтому-то А. И. Маркевич и не мог установить местоположение дворца в работах конца XIX — начала XX в. [Проясняют картину планы 1793 и 1795 гг. - Прим. авт.] Перед дворцом был разбит сад. «Устроены кое-какие здания вроде домов и довольно красивых зал и даже небольшой английский садик»,— записал в дневнике Иосиф II [40]. После отъезда императрицы во дворце жили правители Таврической области В. В. Каховский и С. С. Жегулин. В 20-х годах Х1Х в. сильно обветшалые здания были снесены и построены новые.

 

 
 
Автор сайта: Белов Александр Владимирович  
Сайт автора http://belov.mirmk.ru

E-mail simfion@list.ru