Симферопольцы всех стран объединяйтесь! Симферополь вчера и сегодня
На главнуюГалерея 1Истории в картинкахЗаметки о СимферополеКарта сайтаНа сайт автораНаписать письмо
 
 
 

Улицы и дома рассказывают
(книга под редакцией Широкова В.А., Широкова О.В.)

Улица Набережная

«В настоящее время,— свидетельствовали учителя Симферопольской мужской казенной гимназии в 1890 г.,— на правой стороне Салгира находят фундаменты больших домов, например на даче Михно, построенных из кирпича, то есть очевидно первоначальной постройки» [85]. Не исключено, что это были остатки домов ученого-химика Де-Серра и декабриста М. Ф. Орлова. Во всяком случае, в документах упоминаются их дома на правом берегу реки. На рисунке Ф. И. Гросса, сделанном им с натуры 28 октября 1855 г., видно, что на правом берегу Салгира, примерно там, где теперь музыкальное училище (д. 33), велась выемка камня из старого большого фундамента. Два больших дома среди купы деревьев изображены на рисунках к книге П. И. Сумарокова (1803). Это тоже на правом берегу Салгира, у нынешнего Феодосийского моста. Кому они принадлежали — пока загадка.

Павел Иванович Сумароков, член Российской Академии наук, оказался в Крыму по долгу службы. Известно, что Екатерина II и ее преемники, проводя политику хозяйственного освоения края, щедро раздавали дворянству земельные угодья. Вскоре начались трения между землевладельцами, в столицу посыпались жалобы, вызванные разного рода злоупотреблениями со стороны администраторов и чиновников. Для разрешения в Крыму поземельных споров была создана правительственная комиссия, и сенатор П. И. Сумароков назначен ее членом. П. И. Сумароков поселился в Симферополе, по нашим расчетам, в одном из домов под № 5 (во дворе производственного цеха консервного завода им. С. М. Кирова, вход с улицы Тургенева, 23). Два старых дома здесь сохранились, один из них — одноэтажный с небольшой угловой двухэтажной пристройкой — похоже, что сумароковский. Сам хозяин оставил такое описание: «дом мой стоит вне города между двух гор в лощине, по которой разделившийся Салгир на рукава или источники, отрезывает его от Ак-Мечети, по возвышении над ним господствующей; расположенные же вдоль берега версты на четыре сплошные сады окружают его со всех сторон, так что оный кажется быть построенным в лесу»[86].

Много лет спустя эту местность купило «Московское Товарищество паровой фабрики шоколадных конфет и чайных печений» Эйнем и в 1884 г. построило конфетную фабрику. Вскоре фабрика стала производить не только конфеты, но и сухофрукты, томаты, варенья. В 1891 г. она выпустила продукции на 35 тыс. руб [87]. В те же годы на правобережье Салгира существовали две мельницы — у современного кинотеатра «Мир» и в начале нынешней улицы Мокроусова.

В 1833 — 1835 гг. через реку перекинут каменный мост (так называемый Феодосийский на проспекте Кирова), впоследствии многократно перестроенный. Строительство мостов. совершенно необходимых для города, наталкивалось на серьезные трудности, поскольку надо было испрашивать разрешение или покупать землю у частных владельцев. В конце ХIХ в. один из владельцев — Н. А. Султан-Крым-Гирей передал принадлежавший ему деревянный мост в собственность городу [Николай Александрович Султан-Крым-Гирей (сын любителя древностей, о котором речь шла при описании Неаполя скифского) был деятелем демократического направления, участником многих прогрессивных начинаний земской управы и передовой общественности города. Занимал пост управляющего казенной палатой. С 1887 г. действительный член Таврической ученой архивной комиссии, а с 1898 г,— почетный член комиссии. — Прим. авт.]. Несколько позднее, в начале ХХ в., на месте этого сооружен был Архивный мост, существовал также мост Мюльгаузенский (в районе пивзавода). Наконец летом 1912 г. возведен четвертый по счету однопролетный железобетонный мост через Салгир (нынешний Шмидта). Жители «заречья» получили дополнительный выход в город, а горожане — возможность для более близких прогулок в дачно-лесной местности [88].

В самый разгар переговоров с землевладельцами и «наведения мостов», 25 октября 1902 г., городская дума приняла решение назвать «улицу, идущую по берегу Салгира, улицею Набережною». Вплоть до конца ХIХ в. в городе не было русской бани. Открытие ее тоже было событием; находилась эта баня, принадлежавшая некоему Вернигора, близ нынешней центральной сберкассы у Феодосийского моста и существовала до наших дней (здание, уже изрядно обветшалое, снесено в середине 70-х годов). Городская дума и управа из-за отсутствия средств были не в состоянии решить многие вопросы благоустройства города и потому прибегали нередко к услугам предпринимателей. Так, с помощью частного капитала, притом даже не отечественного, а иностранного, появились в Симферополе трамвай и электрические лампочки. В 1912 г. на месте нынешних домов № 7 и 9 начала свою деятельность невиданная дотоле контора — «Управление трамваев и освещения Бельгийского анонимного общества в г. Симферополе» [Между домами № 5 и № 7 находился трамвайный парк, а на месте дома № 9 — дизельная электростанция общества мощностью 2200 киловатт. Пионером освещения города был механик Н. К. Шахвердов: его небольшая электростанция дала первый ток 31 мая 1896 г. — Прим. авт.]. 1 июня 1914 г. зажглись электрические лампочки общества, и тем же летом зазвенел первый трамвай [89].

«Электрификация» улиц подвигалась медленно. Из отчетов «анонимного общества» за 1916 г. можно заключить, что лампочки накаливания в 600 свечей установлены не слишком густо: по улице Салгирной (проспект Кирова) — 1 лампа, Лазаревской (Ленина) — 3 лампы, Воронцовской (Воровского)— 2 лампы [90]. История местности в районе гостиницы «Украина» связана с важными событиями борьбы России за выход к Черному морю. Здесь, на высоком левом берегу, в апреле 1777 г. стоял лагерем выдающийся русский полководец, тогда генерал-поручик, А. В. Суворов. Победа Россни над Турцией была закреплена Кючук-Кайнарджийским мирным договором в 1774 г. Однако Турция не примирилась с потерей своих позиций в Крыму и неоднократно делала попытки вернуть утраченное. В 1776 г. в Кефе (Феодосия) высадились крупные турецкие силы, в ответ на это русское правительство направило в Крым свои войска под командованием генерал-фельдмаршала А. А. Прозоровского. В помощь ему был назначен А. В. Суворов, который, проявив большое дипломатическое и военное искусство, подготовил включение Крыма в состав России. А. В. Суворов прибыл в Крым 19 декабря 1776 г. и временно командовал корпусом. С этими силами предстояло выступить из Ак-Мечети в направлении Карасубазара (Белогорска) против значительных скоплений вражеских войск. Впервые командовавший войсками, действующими в условиях горной местности, Суворов блестяще справился с задачей. Одним быстрым и умелым маневром он нагнал страх на противника и рассеял его. 28 марта 1777 г. ордером Прозоровского Суворову поручалось укрепиться близ Ак-Мечети. В его распоряжение было выделено 2 пехотных полка и несколько эскадронов кавалерии. Место для своего лагеря он выбрал на возвышенной части левого берега Салгира и построил здесь тыловое укрепление-ретраншемент [Где-то поблизости (вероятно, в районе улицы К. Маркса) существовало и передовое укрепление — редут. — Прим. авт.] с артиллерийской батареей. Лучшего места, пожалуй, трудно сыскать: отличная видимость по всем направлениям, естественные и искусственные оборонительные рубежи. Фортификационные сооружения А. В. Суворова послужили одним из опорных пунктов русских войск в центре полуострова [91].

Академик П. С. Паллас отмечал в 1795 г.: «Между губернаторским домом и старым городом, почти в средине, на берегу Салгира, находится батарея, защищенная рвами, которые изрыты теперь дождевыми потоками. Батарея эта построена еще Суворовым, одно имя которого громче всяких восхвалений, всяких громких титулов» [92].

Набережная — свидетель многих общественно-политических событий в жизни Симферополя. У Феодосийского моста 18 октября 1905 г. происходила расправа над участниками политической демонстрации. В ноябре 1920 г, здесь гарцевали бойцы Первой Конной армии, на плечах врангелевцев ворвавшейся в город. 13 апреля 1944 г. через мост прошел первый советский танк, а за ним и партизаны Северного соединения. В истории улицы есть и иные факты, связанные с событиями Великой Отечественной. Вблизи нового моста через Салгир, ведущего ныне из парка имени Ю. А. Гагарина на улицу Павленко, жила семья Ериговых. «Домик, в котором проживали Ериговы,— писал И. А. Козлов,— принадлежал аптекоуправлению. В большом дворе, заросшем сорной травой, когда-то помещался аптечный склад, в полуразрушенных сараях были навалены ящики, бутылки, и в этом хламе можно было многое спрятать». Хозяйка дома — Маргарита Александровна — поддерживала связь с подпольщиками. Ее старший сын и зять были в Красной Армии, хозяин лежал больной, у дочери Лены был грудной младенец, младший сын Борис работал учеником слесаря депо. Несмотря на страх за семью, М. А. Еригова согласилась на устройство в ее дворе базы для хранения взрывчатки и оружия. Борис Еригов стал членом Симферопольской подпольной организации, проявил себя геройски при устройстве диверсий на железной дороге [Из всей семьи Ериговых, оставшейся в оккупированном Симферополе, чудом уцелел лишь Борис, остальные погибли от рук фашистов. В 1944 г. Борис был призван в армию, дальнейшая его судьба неизвестна. — Прим. авт.]. Из дома Ериговых комсомольцы-подполыцики выходили по ночам на боевые операции, возвращались сюда и прятали оружие.

Интересную сцену из биографии уже упоминавшейся нами «Муси» (А. А. Волошиновой) описал И. А. Козлов в книге «В Крымском подполье». «Муся» несла на железнодорожный вокзал малогабаритные магнитные мины. «Чтобы лишний раз не встречаться с немцами, она свернула в переулок к Салгиру и пошла вдоль реки, но на Архивном мосту стоял жандарм в плаще и каске, с большой свастикой на груди. Заметив жандарма, «Муся» выпрямилась и не спеша пошла к нему навстречу.

— Хальт! —:жандарм поднял руку.— Документ! «Муся» спокойно достала из сумочки паспорт и подала жандарму, прямо глядя в его холодные бесцветные глаза». Жандарм грубо обыскивал А. А. Волошинову, а та, не растерявшись, подняла руки кверху вместе с «авоськой», в которой под картошкой и луком были спрятаны мины. Кокетливо улыбаясь, она поворачивалась перед жандармом, как бы желая облегчить ему обыск. «Видя такое безмятежное отношение женщины к обыску,— продолжал Козлов,— жандарм успокоился. На крутившуюся около его лица «авоську» с минами не обратил внимания, козырнул «Мусе» и отпустил ее».

С тех пор многое изменилось на Набережной. Ныне это одна из благоустроенных улиц города. Здесь располагается ряд предприятий и учреждений по освещению области и города (Крымэнергосбыт и его Симферопольское отделение, горсвет, Симферопольское предприятие электрических сетей), управление по газификации области, строительное управление № 53 треста «Симферопольпромстрой», Крымский филиал института Укрсовхозпроект, Крымское отделение торгово-промышленной палаты УССР, техникум пищевой промышленности, музыкальное училище и концертный зал, Центральная сберегательная касса и другие организации и учреждения. В последнее десятилетие проведены большие работы по реконструкции Набережной. Снесены бутовый забор производственного цеха консервного завода, обветшалые дома у Феодосийского моста, дома около гостиницы «Украина» и напротив нее. На их месте построены новые здания или разбиты скверы, а вдоль Салгира проложены дорожки, обсаженные деревьями, кустарниками, цветами. В одиннадцатой пятилетке предполагается построить новое здание областной библиотеки имени И. Я. Франко (на углу Набережной и улицы Шмидта) с книгохранилищем на 1,2 млн. томов, кинотеатр на 600 мест, новый корпус гостиницы «Украина». Русло реки облицовано цементными плитами, устроен красивый чугунный парапет, установлены светильники. Всего на реконструкцию Набережной будет израсходовано около 10 млн. рублей. В ближайшем будущем она превратится в основную композиционную ось города.

Улица Павленко

Первоначальное название улицы — Инженерная. Она шла от Салгирной слободки (у реки) на юго-западную окраину города. Застраивалась со второй половины ХIХ в. В 1959 г. улица названа именем известного советского писателя Петра Андреевича Павленко (1899—1951), автора романов «На Востоке» и «Счастье», повестей «Пустыня», «Степное солнце», киносценариев и других произведений. С 1947 г. П. А. Павленко возглавлял литературное объединение Крыма (ныне Крымская организация Союза писателей Украины), был главным редактором литературно-художественного альманаха «Крым». Несмотря на тяжелую болезнь (туберкулез легких), он всегда находил время и силы для помощи молодым литераторам. Некоторым из них (И. Стаднюку, И. Вергасову, Д. Холендро, М. Мигуновой) он помог «найти себя», стать писателями. Ныне на улице, носящей имя П. А. Павленко, работают партийные и советские органы Железнодорожного района г. Симферополя (д. 1). Рядом находится новое здание партийного архива Крымского обкома Компартии Украины, в фондах которого насчитывается около 400 тыс. дел — свидетельств революционных, боевых и трудовых завоеваний крымчан, достигнутых под руководством КПСС. В 1978 г. построено великолепное здание Дома политического просвещения Крымского обкома Компартии Украины, отделанное современными строительными материалами (д. 2).

Здесь же, на улице Павленко, в домах под № 3 и 5, разместился Симферопольский филиал Днепропетровского инженерно-строительного института. Преподаватели филиала сочетают учебно-педагогическую работу с необходимой для народного хозяйства научно-исследовательской. Под руководством заведующего кафедрой строительных конструкций доцента А. Н. Тетиора разработаны новые решения фундаментов свай и подпорных стен в условиях Крыма, 4,6 млн. рублей составил зкономический аффект от машин, спроектированных сотрудниками кафедры деталей машин и серийно выпускаемых заводом винодельческого машиностроения. В качестве дипломного проекта подготовлены чертежи новых корпусов филиала. Дом № 34 занимает Крымское отделение Приднепровской ордена Ленина железной дороги.

Улица Софьи Перовской

Жизненный путь Софьи Львовны Перовской (1853 — 1881) тесно связан с Крымом, где она провела несколько лет. Не детские годы (1858 — 1859, 1867 — 1869) прошли в имении Кильбурун (ныне Пионерское), а более зрелые (1876 — 1878) в Симферополе, на территории губернской земской больницы (улица Р. Люксембург, 27), и, очевидно, на даче деда (см. с. 64). Позже Софья Перовская жила под Севастополем — на хуторе Приморском, в Симферополе бывала наездами. В имении и на даче была хорошая библиотека. Сюда из Петербурга приезжали братья и их друзья, не раз обсуждавшие острые политические вопросы. Все это не могло не сказаться на формировании мировоззрения С. Л. Перовской. «Соня была сердечным и отзывчивым человеком по отношению ко всякому людскому горю, ко всякой немощи и страданию,— рассказывали о ней знакомые.— Она была изумительной сестрой милосердия при ухаживании за больными». Готовя себя для «хождения в народ», С Л. Перовская в 1876 г. поступила в Симферополе на открытые доктором Н. Н. Бетлингом, заведующим губернской земской больницей, женские фельдшерские курсы. Материалы архивных фондов таврического губернатора и губернского жандармского управления свидетельствуют, что Софья Перовская «по прибытии в Симферополь поступила в Симферопольское богоугодное заведение фельдшерицей» и что «о наблюдении за ней сделано распоряжение» [93].

Софья Львовна поселилась на территории больницы вместе с другими курсистсками и, кроме слушания лекций, дежурила по палатам, ухаживала за больными. В это же время, по воспоминаниям ее брата В. Л. Перовского, «ходила на дом к одной старухе, безнадежно больной раком. и делала ей перевязку, крайне тяжелую, вследствие несносного гнилостного запаха из раны; несчастная больная была в восторге от Сони» [94]. Судя по защитной речи адвоката Е. И. Кедрина, во время русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг. Софья Перовская, окончившая к тому времени курсы, была назначена заведующей двумя бараками Красного Креста и оказывала большую помощь раненым, привозимым в Симферополь с русско-турецкого фронта. Несмотря на полицейский надзор, С. Л. Перовская, будучи прекрасным конспиратором, часто наведывалась в Севастополь для связи с народовольческими кружками. В Симферополе она сблизилась с П. А. Теллаловым и В. К. Винбергом. Характерно, что П. А. Теллалов, как уже знает читатель, стал впоследствии видным деятелем «Народной воли», а В. К. Винберг после казни С. Л. Перовской был заподозрен в сочувствии революционерам и выслан из Крыма. Губернское жандармское управление произвело дознание и обнаружило, что и в губернской земской управе, и в Симферопольском обществе взаимного кредита, председателем которых состоял Винберг, «разновременно служили не только лица неблагонадежные, но и политические преступники, как Софья Перовская, Таллалов и др. Причем В. К. Винберг оказывал им материальную помощь, а некоторые из неблагонадежных и преступников были воспитателями его дочерей» [95]. В 1878 г. в Симферополе Перовская была арестована, отправлена в ссылку, но по пути бежала. Последние три года провела в подполье. 15 апреля 1881 г. в Петербурге, на Семеновском плацу, трагически оборвалась ее короткая, но яркая жизнь. Имя славной дочери русского народа, члена исполкома «Народной воли» носит одна из новых улиц Симферополя в районе Студенческого городка, за университетом.

Петровская балка

Судя по многочисленным находкам, следы человеческого обитания на территории балки уходят в глубокую древность. В период с III в. до н. э. до IV в. н. э. здесь хоронили своих соплеменников скифы — жители Неаполиса. Новая история балки начинается с 80-х годов ХIХ в. После того, как гимназисты в учебных целях расчистили одну из пещер на западном склоне, ее занял крестьянин Пашковский, который «приделал к ней двери и, сделав кое-какие приспособления, поселился в ней и там живет». Искусственной пещерой, по свидетельству учителей Симферопольской казенной мужской гимназии, «воспользовался для жилища и сосед его Цыганков». Таких пещер насчитывалось тогда семь. Их обитатели устроили вниз по склону и на дне балки сады и огороды и при рытье плантажа откопали человеческие кости, разную глиняную посуду, наконечники стрел, бусы и другие украшения. Неподалеку от входа в балку находился с незапамятных времен Петровский фонтан — основной источник снабжения жителей питьевой водой. В 20-х годах ХIХ в. дворянин Зеленков самовольно захватил Петровский фонтан. Городская управа возбудила против него судебный процесс. Дело тянулось несколько лет, доходило до сената и закончилось победой управы только потому, что Зеленков не мог доказать права собственности на эту землю, а управа предоставила документы, свидетельствующие о затратах города на ремонт фонтана.

Осенью 1855 г. в верховье балки были похоронены в братской могиле русские солдаты, павшие в Альминском сражении. Затем появились новые могилы и постепенно образовалось кладбище участников Крымской войны, умерших от ран в Симферополе. В 1869 г. над первой братской могилой была выстроена часовня, а в 1887 г. рядом с ней — мраморный памятник с надписью: «От граждан Симферополя». (Эти сооружения не сохранились.) Балка получила название Госпитальной; поскольку находилась близ госпиталя, существовавшего в те годы на месте телецентра. В народе ее именовали чаще Собачьей. Это название фигурирует иногда и в документах начала ХХ в. 25 апреля 1903 г. дума приняла решение переименовать балку в Петровскую. История балки тесно переплетается с борьбой симферопольских подпольщиков против врангелевцев. Здесь 22 апреля 1920 г. состоялось собрание коммунистов и комсомольцев, на повестке которого стоял вопрос: об освобождении арестованных карателями товарищей. Контрразведка белых, узнав об этом через провокатора Акима Ахтырского, окружила собравшихся в балке. Завязалась перестрелка. Лишь части подпольщиков удалось скрыться, остальные попали в руки карателей. После судебного фарса почти все они были повешены на фонарных столбах у здания тюрьмы. Ныне вся Петровская балка застроена частными домами, живописно прилепившимися к ее склонам.

 

 

 
 
Автор сайта: Белов Александр Владимирович  
Сайт автора http://belov.mirmk.ru

E-mail simfion@list.ru