Симферопольцы всех стран объединяйтесь! Симферополь вчера и сегодня
На главнуюГалерея 1Истории в картинкахЗаметки о СимферополеКарта сайтаНа сайт автораНаписать письмо
 
 
 

Улицы и дома рассказывают
(книга под редакцией Широкова В.А., Широкова О.В.)

Улица Пирогова

В годы Крымской войны великий русский хирург Николай Иванович Пирогов (1810 — 1881) руководил эвакуацией и лечением раненых и больных защитников Севастополя. Число их было громадно: к началу января 1855 г. в Симферополе лечилось 4711 человек, к 1 марта «166 офицеров и 5599 нижних чинов», к 1 апреля «142 офицера и 6845 нижних чинов». Поэтому под госпитали и лазареты было занято (с 10 сентября 1854 г. по 21 мая 1857 г.) 72 казенных и частных дома, в том числе губернские присутственные места, губернская типография, губернаторский дом, две казармы Таврического гарнизонного батальона, гимназия, уездное училище, дворянское собрание, казенная палата, палата государственных имуществ, богоугодные заведения и другие здания [96].

Днем и ночью по улицам города двигались войска, обозы с боеприпасами, оружием и ранеными, скакали курьеры. Гостиницы, трактиры и харчевни были открыты круглые сутки. Несколько месяцев (с перерывами) Н. И. Пирогов жил в гостинице «Золотой якорь» на улице Салгирной (проспект Кирова), сделал огромное количество операций, читал лекции местным врачам по медицине в доме А. Я. Рудзевича (ул. Р. Люксембург, 11а). Одним словом, работал с полным напряжением сил. В письме жене Николай Иванович сообщал, что «каждый день приходится смотреть до 800 и до 1000 раненых, рассеянных по городу в пятидесяти различных домах». Н. И. Пирогов не порывал связи с Крымом и после войны. В Крымском облгосархиве сохранились документы, характеризующие деятельность Пирогова на посту попечителя Одесского учебного округа. В предписаниях директору училищ Таврической губернии за 1857 г. попечитель указывал, что лично осмотрел все здания в Симферополе, принадлежащие учебному ведомству, и обнаружил ряд хозяйственных недостатков, которые необходимо устранить в ближайшее время. Н. И. Пирогов считал целесообразным расширить сеть учебных заведений. Ничто не проходило мимо его внимания. Например, он предлагал незамедлительно открыть пансион при Симферопольской казенной мужской гимназии, который во время войны прекратил работу. Много сил было приложено Н. И. Пироговым для того, чтобы в учебные заведения Таврической губернии принимались на казенное содержание дети погибших воинов. Документы рисуют и заботу его об учащихся: он предлагает оборудовать больницу при пансионе, привить детям оспу, делает «строгое предупреждение об увольнении» законоучителю Симферопольской казенной мужской гимназии за жестокое обращение с учениками. Еще в дореволюционное время предпринимались попытки увековечить память о жизни и деятельности Н. И. Пирогова в Крыму. Так, 15 декабря 1911 г. городские власти решили выделить средства «на постройку дома имени Н. И. Пирогова для музея медицины и гигиены». К сожалению, проект остался на бумаге. Пироговской называлась до революции нынешняя улица Дзержинского, а после Великой Отечественной войны имя великого ученого-гуманиста присвоено новой улице в районе университета.

Улица Павленко

Первоначальное название улицы — Инженерная. Она шла от Салгирной слободки (у реки) на юго-западную окраину города. Застраивалась со второй половины ХIХ в. В 1959 г. улица названа именем известного советского писателя Петра Андреевича Павленко (1899—1951), автора романов «На Востоке» и «Счастье», повестей «Пустыня», «Степное солнце», киносценариев и других произведений. С 1947 г. П. А. Павленко возглавлял литературное объединение Крыма (ныне Крымская организация Союза писателей Украины), был главным редактором литературно-художественного альманаха «Крым». Несмотря на тяжелую болезнь (туберкулез легких), он всегда находил время и силы для помощи молодым литераторам. Некоторым из них (И. Стаднюку, И. Вергасову, Д. Холендро, М. Мигуновой) он помог «найти себя», стать писателями. Ныне на улице, носящей имя П. А. Павленко, работают партийные и советские органы Железнодорожного района г. Симферополя (д. 1). Рядом находится новое здание партийного архива Крымского обкома Компартии Украины, в фондах которого насчитывается около 400 тыс. дел — свидетельств революционных, боевых и трудовых завоеваний крымчан, достигнутых под руководством КПСС. В 1978 г. построено великолепное здание Дома политического просвещения Крымского обкома Компартии Украины, отделанное современными строительными материалами (д. 2).

Здесь же, на улице Павленко, в домах под № 3 и 5, разместился Симферопольский филиал Днепропетровского инженерно-строительного института. Преподаватели филиала сочетают учебно-педагогическую работу с необходимой для народного хозяйства научно-исследовательской. Под руководством заведующего кафедрой строительных конструкций доцента А. Н. Тетиора разработаны новые решения фундаментов свай и подпорных стен в условиях Крыма, 4,6 млн. рублей составил зкономический аффект от машин, спроектированных сотрудниками кафедры деталей машин и серийно выпускаемых заводом винодельческого машиностроения. В качестве дипломного проекта подготовлены чертежи новых корпусов филиала. Дом № 34 занимает Крымское отделение Приднепровской ордена Ленина железной дороги.

Улица Пушкина

Александр Сергеевич Пушкин провел в Крыму всего один месяц в августе — сентябре 1820 г., но до конца дней сохранил в сердце воспоминания о волшебном крае, с которым связаны были «счастливейшие минуты жизни». Впервые поэт ступил на крымскую землю вечером 15 августа. Вместе с семьей генерала Н. Н. Раевского, героя Отечественной войны 1812 г., он осмотрел Керчь, затем побывал в Феодосии, жил в полюбившемся ему Гурзуфе и через Бахчисарай прибыл в Симферополь. С 8 сентября около недели А. С. Пушкин провел в Симферополе, по всей вероятности, в доме таврического губернатора Александра Николаевича Баранова (1793 — 1821), прогрессивного общественного деятеля, старого знакомого поэта по Петербургу [Где находился дом А. Н. Баранова, пока точно не установлено. Вероятнее всего — на месте современного здания на ул. Ленина, 15. — Прим. авт.].

Александр Сергеевич высоко ценил его ум и душевные качества [Высоко отзывался о Баранове и скорбел о его преждевременной кончине и автор «Путешествия по Тавриде в 1820 годе» И. М. Муравьев-Апостол. — Прим. авт.]. Вместе с Пушкиным остановился в городе сын генерала-Николай Николаевич Раевский-младший. Все трое — Пушкин, Раевский, Баранов — были примерно одного возраста и это тоже имело значение. Впрочем, А. И. Маркевич, а за ним и профессор П. В. Никольский предполагали, что Пушкин жил у выходца из Франции химика Де-Серра. Имение Де-Серра находилось на правом берегу Салгира. Здесь остановился генерал. Молодежь, естественно, наведывалась сюда. Пушкин мог наслаждаться журчанием струй Салгира в саду домов Баранова, Де-Серра и Мильгаузена. По пути в Симферополь поэт впервые в Крыму заболел «лихорадкой» и лечился у Ф. К. Мильгаузена. Сад усадьбы Мильгаузена упирался в реку, за которой еще видны были остатки дворца калги-султана. Пушкин просто не мог обойти это место — не в его это было характере. В творчестве А. С. Пушкина отразилось многое из увиденного им в Крыму: Аю-Даг и Золотые ворота Кара-Дага, Георгиевский монастырь, море, заход солнца, склоны гор, Бахчисарайский фонтан, «брега веселые Салгира»... В мае 1899 г., когда в стране шла подготовка к столетию со дня рождения поэта, Симферопольская дума выделила на проведение торжеств 500 рублей, решила построить народное училище, а «одну из главных улиц... наименовать Пушкинской». Окончательное решение принято 11 мая: присвоить имя Пушкина улице Приютинской. А через несколько дней, как писала газета «Крым», «все дощечки... заменены новыми с наименованием — Пушкинская» [С апреля 1937 г.— улица Пушкина. — Прим. авт.] [97].

Улица называлась первоначально Приютинской (или Приютнинской), потому что первым домом, который построен здесь, на тогдашней Сенной площади, был нынешний дом № 20, с декабря 1848 г. детский приют для девочек, оставшихся без родителей. В 1869 г. рядом с ним сооружено для приюта новое, двухэтажное здание (д. 18). Примерно в те же годы открыты еще два таких заведения — для мальчиков (ныне пер. Совнаркомовский, 3) и ночлежный (д. 35). Со второй половины ХIХ в. улица была застроена полностью. Буквально заполонил Приютинскую предприниматель Шнейдер. Улица стала его вотчиной. Он выстроил себе ряд домов, гостиниц, магазинов: в 1868 г.— двухэтажную гостиницу «Санкт-Петербургская» (на месте д. 2), в следующем-гостиницу «Метрополь» (д. 8), жилой и доходные дома, магазины (ныне парикмахерская и аптека № 4). Несколько позже на улице обосновались дельцы помельче — владельцы магазинов Кюблер, братья Шишман и другие, осеняемые крупным бизнесом — Симферопольским отделением Санкт-Петербургского международного коммерческого банка (д. 17). Буржуазно-аристократический характер улицы подчеркивало еще одно здание не коммерческого, а культурного назначения, но тоже весьма респектабельное,—

Симферопольский дворянский театр (д. 15), построенный в 1910 — 1911 гг. по проекту архитектора академика А. Н. Бекетова инженером А. М. Рыковым [98]. С исторической точки зрения интересен дом в начале улицы — под № 1 и 3. Он из числа ранних: год рождения 1871. Здесь размещались городские власти — дума и управа, а также учреждения поскромнее — сиротский суд и городской общественный банк. О земских управах мы уже говорили. Что представляли собой городские дума и управа? Выборные органы городского управления — думы — были учреждены еще при Екатерине II, 21 апреля 1785 г., причем на бумаге их состав строго регламентировался: по одному представителю от шести разрядов «настоящих городских обывателей». На деле все обстояло иначе, и в «настоящие обыватели» попадали привилегировапное меньшинство и толстосумы. По «Городовому положению» 1870 г. избирательные права жителей городов были еще более ограничены. Так, при выборах Симферопольской думы и управы в 1910 г. право голоса имели крупные землевладельцы, фабриканты, купцы. В 1916 г. в составе думы было двое дворян, шесть надворных, статских и действительных статских советников, одиннадцать купцов, двенадцать представителей высшей интеллигенции, один домашний учитель и... один мещанин [99].

Ни городская дума, ни ее исполнительный орган — управа — не имели средств и не могли принять сколько-нибудь действенных мер по благоустройству Симферополя. Оно осуществлялось в основном за счет пожертвований и сборов с населения. Неудивительно поэтому, что улицы находились в антисанитарном состоянии, в сухую погоду на них толстым слоем лежала пыль, а в дождливую — непролазная грязь. Твердое покрытие на улицах (щебенка, гравий, осколки гранита) появилось в 40-х годах ХIХ столетия, но далее центральных, «аристократических» улиц дело не пошло [100]. «Замощение города,— признавала управа в отчете за 1907 г.,— в таком состоянии, какое совершенно немыслимо в благоустроенных городах и далеко уступает даже уездным городам» [101]. С большим трудом дума и управа решали вопрос о водоснабжении города. До революции город снабжался водой из двух фонтанов, реки Салгир, родников и 750 колодцев. Петровский фонтан (ул. Воровского, территория пивзавода) давал городу не более 4 тыс. ведер воды в сутки. Вскоре после Крымской войны, во время которой особенно остро ощущалась нехватка воды, из ставка генерала Славича (близ нынешнего кожевенно-обувного объединения им. Ф. Э. Дзержинского) на Базарную площадь был проведен водопровод и устроен Базарный фонтан (1865 г.). Этот фонтан давал городу 16 — 18 тыс. ведер. Итого 22 тыс. ведер, т. е. на одного человека около ведра в сутки. Воды явно не хватало. «Принимая среднее суточное количество воды, потребной для каждого человека, за 3—5 ведер,— сетовал в 1891 г. санитарный врач А. Я. Гидалевич,— получим, что общее количество воды, необходимой Симферополю в сутки, равно 120000 — 200000 ведер; доставляется же водовозами [В губернском центре и других крымских городах водовоз был обычной и вместе с тем весьма колоритной фигурой. В конце ХIХ в. воду по Симферополю развозили в бочках емкостью 30 ведер каждая 93 водовоза. — Прим. авт.] только 30000 ведер» [102].

Во время частых и грозных эпидемий брать воду из Салгира и колодцев было опасно. О чистоте речной воды говорить не приходится. Большинство же колодцев находилось в рыхлых, проницаемых для воды и других жидкостей слоях почвы, а рядом рыли зачастую выгребные и помойные ямы, которые не чистились десятилетиями. В 1913 г. в районе нынешнего автовокзала была устроена дренажная галерея поперек русла реки. По ней вода поступала в водосборный колодец. Отсюда насосная станция подавала в городскую сеть до 90 тыс. ведер в сутки. Итого 125 тыс. ведер воды. А население города уже составляло около 70 тыс. человек. Тяжело решались думой и управой вопросы медицинского обслуживания горожан. Низкий материальный уровень большинства их и крайняя антисанитария приводили к вспышкам эпидемий и инфекционных заболеваний. В 1878 — 1887 гг. ежегодно (кроме 1881 г.) свирепствовали эпидемии оспы, кори, скарлатины, коклюша, дифтерии, брюшного тифа, а в 1910 и 1920 г.г .— хoлеры. Красноречивее всяких слов говорят цифы: в 1913 г.. в городе насчитывалось 12 лечебных заведений и 5 аптек, в которых работало всего 72 врача и 107 фельдшеров и акушерок. Если на содержание чиновников и полиции тратилось 11 процентов городского бюджета, то на здравоохранение — 1 процент. С народным образованием дело обстояло не лучше. Дума и управа принимали меры по ликвидации неграмотности населения, но их усилия не дали существенных сдвигов: 52,4 процента неграмотных. Это в 1897 г. Всего 10 средних учебных заведений, а в них 3340 учащихся. Это год 1911-й. И не мудрено, что цифра скромна: обучение было платным — 50 — 150 рублей в год. Духовные запросы народа царский режим стремился удовлетворить религией. Это становилось важнейшей идеологической задачей. В 1910 г. решением ее занимались 3 монастыря, 31 храм, 15 молитвенных домов. Не испытывал город недостатка и в других «отвлекающих» заведениях — кабаках, трактирах: если в 1876 г. их было 8, то в 1910-м — 136. Да еще 48 пивных и винных лавок! Таков был главный бизнес самодержавия — кабак и церковь.

Советская власть вымела из города бизнесменов всех мастей. Принадлежавшие Шнейдерам, Топаловым, Кюблерам, Семеджиевым, Розенштейнам дома на Пушкинской и других улицах были использованы для нужд социалистического строительства. Так, в здании гостиницы «Санкт-Петербургской» (она же «Петроградская») в январе — феврале 1918 г. работал Симферопольский ревком во главе с посланцем ЦК РСДРП(б) в Крым Ж. А. Миллером. В марте — апреле 1918 г. здесь жили члены правительства Республики Тавриды, размещались бойцы революционных отрядов, участвовавшие в борьбе за власть трудящихся. В огне революции буржуазия и помещики потеряли все свои акции, вклады, привилегии, все свое движимое и недвижимое имущество. Красноречивый факт: крупнейшим крымским карательным отрядом белых был шнейдеровский отряд. Судебный процесс над шнейдеровцами, состоявшийся в Симферополе в 1927 г., показал, что они особо жестоко издевались над революционными моряками, рабочими-активистами. На полуострове свирепствовали контрразведка белых и военно-полевые суды. 4 — 6 мая 1920 г. в здании гостиницы «Петроградская» состоялся военно-полевой суд над участниками большевистского подполья. Один из очевидцев писал: «В 10 часов утра под усиленным конвоем привели арестованных. В прилегающие к Петроградской гостинице улицы к 12 часам стеклась такая масса народа, что юнкера еле сдерживали напор бесчисленной толпы. Поздно вечером суд вынес приговор. Никто из осужденных к смертной казни при чтении приговора не дрогнул. Они просили только, чтобы их не разлучали в эту последнюю ночь...».

После гражданской войны бывший дом Семеджиева стал Домом инвалидов, где жили вчерашние бойцы Красной Армии, политкаторжане (д. 7, магазин «Сюрприз»), В гостинице «Метрополь» (д. 8) в 20-х годах размещался Дом работников просвещения Крымского обкома партии. Здесь в 1926 — 1927 гг. выступал В. В. Маяковский. В доме № 15 до Великой Отечественной войны работал наркомат внешней торговли Крымской АССР. Наркомат, находившийся одно время в Севастополе, разрабатывал экспортный и импортный план республики, осуществлял отдельные операции по экспорту-импорту. В его функции входила также борьба с контрабандой, участие в охране сухопутных и морских границ республики, контроль и регулирование деятельности государственных, кооперативных, а в годы нэпа и частных организаций и лиц в области внешней торговли. Дом № 19 памятен тем, что 30 апреля 1923 г. в нем состоялся первый сбор пионерского отряда города. В 1934-1978 гг. в здании находился Дом политического просвещения обкома партии, а ныне это один из учебных корпусов Симферопольского филиала Днепропетровского инженерно-строительного института. А вот любопытный штрих к портрету городской думы. Дом № 6. В начале нынешнего столетия — магазин. Сюда регулярно хаживал г-н В. Ф. Кюблер, хозяин, слывший поборником прогресса. И неспроста! У него (и нигде кроме) можно было приобрести «керосиново-калильные фонари «Эврика», самые практичные, самые дешевые, для внутреннего и наружного освещения, без искусственного давления и проводов». Самые дешевые! Всего-навсего за штуку от 65 до 120 рублей. Г-н Кюблер регулярно хаживал и в городскую думу, благо она почти рядом с магазином. И тоже не в гости, а как хозяин — гласный думы. Менялись времена, менялось назначение домов. В доме № 22 до революции заседала Симферопольская уездная земская управа, а в 1920 — 1921 гг.— уездно-городской ревком. В доме М 31 с 1921 по 1941 г. работал Симферопольский горком партии. Ныне здание передано детям (детсад № 19). В доме № 35 до революции (с 1888 г.) находилась так называемая «Боржомка» — ночлежный дом для отверженных, изгоев буржуазно-помещичьего общества. Сейчас здесь, в перестроенном здании, управление и столовая завода «Сельхоздеталь». Там, где были до революции дума и управа (дома № 1, 3), в 1921 — 1941 гг. работал городской Совет депутатов трудящихся [После войны горсовет и его исполком находились на ул. Жуковского, 23, с конца 1950 г.— на Советской площади, в 1981 г. перешли в новое здание на ул. Толстого, 15. — Прим. авт.].

Здесь же размещались горкоммунхоз и Симферопольский райисполком. Новый городской орган власти отличался от думы и управы по социальному составу и характеру деятельности. Избирались в него рабочие, крестьяне, служащие, красноармейцы; в 1925 г. из 339 депутатов 126 человек были рабочими [107]. Горсовет стоял на страже интересов трудящихся. В первые же дни после освобождения Крыма от врангелевцев его решением тысячи семей рабочих были переселены из подвальных помещений в дома бежавшей буржуазии и помещиков. 1 декабря 1920 г. газета «Красный Крым» писала: «Дети рабочих уже больше не будут жить в подвалах, свет солнца, свет тепла и уюта уже не будет у них ограблен буржуазией. Советская власть отдает для семейств рабочих самые лучшие дома, самые лучшие светлые квартиры». Несмотря на трудности восстановительного периода, горсовет развернул жилищное строительство. Если в 1924 г. в Симферополе насчитывалось 4040, то в 1930 г. 7596 жилых домов [108].

Фашисты сожгли, взорвали и разрушили 249 тыс. кв. м жилого фонда города — 42,4 процента. На восстановление городского хозяйства в первой послевоенной пятилетке был выделен 41 млн. рублей, в том числе 8 млн. рублей на жилищное строительство. Уже в 1945 г. симферопольцы восстановили 120 тыс. кв. м жилой площади [109]. Горисполком принял меры для утоления жажды города. В первые же годы Советской власти у Аянского источника на отрогах Чатыр-Дага началось сооружение водохранилища. В 1928 г. состоялся торжественный пуск первой, а в 1939 г. второй очереди Аянского водопровода. С 1956 г. город стал получать воду из Симферопольского водохранилища, с 1969 г.— из Партизанского водохранилища, а с 1976 г.— из водовода Ивановка — Симферополь. К 1940 г. водопроводная сеть увеличилась втрое по сравнению с дореволюционной и составляла 63 км. К началу 1983 г. водопроводная сеть возросла до 450,8 км, водопровод стал давать 288 литров в сутки на человека. Всего в сутки город получает до 170 тыс. кубических метров воды. Но сегодня и этого мало. Современный жизненный уровень горожанина требует большего — 400 литров в сутки на человека. Кроме того, вода нужна развивающейся промышленности. Проблему водоснабжения города полностью решит новое водохранилище, которое будет заполняться днепровской водой из Сакской ветки Северо-Крымского канала. С давних пор Пушкинская улица была средоточием культурной жизни горожан. Здесь, в частности, в 1911 г. начал работу новый театр. В первый театральный сезон была сыграна 21 драматическая пьеса, 18 опереточных и 16 оперных представлений, поставлено 6 студенческих и прочих спектаклей. Вскоре после освобождения Крыма от врангелевцев бывший дворянский театр объявлен «Первым Советским театром в Симферополе». В декабре 1920 г. в этом здании выступал с докладом Н. А. Семашко, а 7 — 9 ноября 1921 г. состоялся Первый Всекрымский учредительный съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и флотских депутатов, открывший новую страницу в истории. советского Крыма. На съезде присутствовало 428 делегатов, из них 241 коммунист [110]. Съезд рассмотрел вопрос о переходе к новой экономической политике, подвел итоги деятельности чрезвычайных органов власти — ревкомов, наметил программу экономического и культурного развития Крыма, определил роль Советов в ее выполнении. Громом аплодисментов встретили делегаты съезда текст телеграммы В. И. Ленину о том, что съезд шлет приветствие вождю и вдохновителю Октябрьской революции и надеется, что настойчивой и упорной работой миллионов рабочих и крестьян удастся вывести Советскую Россию из голода и нищеты. На сцене театра в эти годы ставилась классика («Горе от ума» А. Грибоедова, «Разбойники» Ф. Шиллера и др.) и произведения современных драматургов. В 1927 г. была поставлена «Любовь Яровая» К. Тренева [Впервые пьеса увидела свет на профессиональной сцене в декабре 1926 г.— ее поставил Малый театр в Москве. — Прим. авт.]. На премьере присутствовал автор. «С первых минут,— писал рецензент в газете «Красный Крым» за 5 марта 1927 г.,— чувствуется торжественность, она нарастает по мере того, как развертываются события на сцене. Так недавно все это было. Великая трагедия революционной борьбы. Может, Симферополь и есть тот город, возможно, многие узнают друзей и знакомых. Трудно дать художественное изображение столь близкой и героической эпохи, но автор преодолел эти трудности».

В последующие годы в театре шли «Шторм», «Штиль», «Луна слева» В. Билль-Белоцерковского, «Бронепоезд 14-69» Вс. Иванова, «Темп» Н. Погодина, «Гибель эскадры» А. Корнейчука и другие героико-революционные пьесы. С 20 сентября 1932 г. театр носит имя М. Горького, которое присвоено ему в ознаменование 40-летнего юбилея литературной и общественной деятельности основоположника пролетарской литературы. Одним из талантливейших актеров был тогда, в довоенные годы, Я. Б. Смоленский, блестяще сыгравший множество ролей, в том числе роль В. И. Ленина в драме Н. Погодина «Человек с ружьем». Актер погиб от рук немецко-фашистских захватчиков. В 1943—1944 гг. в театре действовала подпольная группа «Сокол» во главе с художником-декоратором Н. А. Барышевым. В состав группы входили актеры Д. К. Добромыслов, А. Ф. Перегонец, 3. П. Яковлева, костюмеры И. Н. Озеров и Е. Я. Кучеренко, машинист сцены П. И. Чечеткин, уборщица П. Т. Ефимова, ученик художника О. А. Савватеев. Подпольщики вели разведывательную работу, поддерживали связь с крымскими партизанами. Они составили план Симферополя и нанесли на него разведанные ими военные объекты противника. 10 апреля 1944 г., за три дня до освобождения города, патриоты погибли в фашистском застенке. (На здании театра в их честь установлена мемориальная доска.) В 1977 г. коллектив театра поставил спектакль «Они были актерами», посвященный деятельности группы «Сокол». Создателям спектакля и исполнителям глав-ных ролей присуждена Государственная премия СССР. Старейший из театров области известен далеко за пределами Крыма. Здесь работали выдающиеся деятели советского искусства М. И. Царев, Ф. Г. Раневская, И. О. Дунаевский. В июле 1979 г.. Крымскому русскому драматическому театру имени М. Горького присвоено звание академического. Огромную культурную ценность представляют фонды и экспозиция Крымского краеведческого музея (д. 18), основанного в 1922 г. на базе коллекций музея древностей и естественно-исторического — детищ Таврической ученой архивной комиссии. В создании музея активное участие принимал «всесоюзный староста» М. И. Калинин, 22 июня 1922 г. он провел объединенное заседание КрымЦИК, СНК и Крымского экономического совещания, на котором был утвержден проект постановления о музейном строительстве на полуострове и список наиболее важных памятников Крыма. В телеграмме М. И. Калинина в Совнарком Крымской АССР и Крымохрис [Расшифровку см. на с. 65. — Прим. авт.], посланной в конце июня 1922 г., содержалось требование «в срочном порядке обеспечить помещением Центральный музей Тавриды» [111]. В настоящее время в 19 залах музея размещены 3 отдела: природы, истории дореволюционного прошлого и истории советского общества.

Есть отделы фондов, учета и охраны памятников, массовой работы. В экспозиции и фондах Крымского краеведческого насчитывается около 75 тыс. экспонатов, в том числе уникальные археологические, геологические, палеонтологические коллекции, архивные материалы. Ежегодно музей посещает более 100 тыс. человек, проводится более 2 тыс. экскурсий. Уникальна расположенная в одноэтажном флигеле музея краеведческая библиотека «Таврика» — около 30 тыс. томов литературы о Крыме. Есть тут и произведения первооткрывателей земли крымской (К. И. Габлица, П. С. Палласа, П. И. Сумарокова, И. М. Муравьева-Апостола, П. И. Кеппена), и редчайшие книги ХVI — ХVIII вв., и ценные публикации ХIХ в., и советские издания, в том числе довоенного периода. Исключительно богат газетный фонд: «Таврические губернские ведомости» с 1838 г., газеты конца ХIХ — начала ХХ в., газеты «Красный Крым» и «Красная Керчь» периода Великой Отечественной войны. Библиотека систематически пополняется краеведческой литературой по всем отраслям знаний. «Таврика» — неисчерпаемый кладезь знаний о Крыме. Здесь ведут поиск студенты для курсовых и дипломных работ, ученые для научных статей и монографий, пропагандисты — для лекций и докладов. В бывшей гостинице «Метрополь» (д. 3) размещается гарнизонный Дом офицеров. При Доме офицеров работает военно-научное общество, активистами которого создан музей боевой славы, посвященный героическим страницам борьбы вооруженных сил за Советский Крым в период Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской и Великой Отечественной войн. На Пушкинской жили известные в Крыму люди. В угловом доме (угол улицы Пушкина и Ушинского) провел последние годы жизни старый большевик и политкаторжанин Иван Васильевич Попов [О нем см. в главке об улице Ушинского (с. 154—155). — Прим. авт.]. Почти всю жизнь прожил в доме № 30 ученый и общественный деятель

Александр Иванович Полканов (1884 — 1971), автор 80 научных и научно-популярных работ, в том числе таких книг, как «Пешком по Крыму», «Ялта и ее окрестности», «Феодосия», «Судак». Нет, пожалуй, у симферопольцев более любимой улицы, чем эта. Она по-особому уютна, на ней почти всегда многолюдно. Здесь работают Крымский областной комитет защиты мира, областное отделение Украинского общества культурных связей с зарубежными странами, городское агентство «Союзпечать», Дом бракосочетания. Из культурно-просветительных учреждений (кроме уже упомянутых): кинотеатр «Спартак», областная филармония, абонемент областной библиотеки имени И. Я. Франко. На Пушкинской 14 магазинов («Кипарис», «Часы», «Подарки», «Ландыш», «Цветы», «Фрукты», «Минеральные воды», «Лакомка», «Головные уборы» и т. д.), несколько предприятий общественного питания. В ноябре 1967 г. вблизи театра открыт памятник А. С. Пушкину (скульптор А. А. Ковалева, архитектор В. П. Мелик-Парсаданов). Планируется благоустройство улицы. Старые здания, представляющие архитектурную ценность, будут реставрированы, тротуар решено вымостить цветной плиткой, а вдоль него установить декоративные светильники оригинальных форм. Улица превратится в прогулочный бульвар.

Улица Самокиша

По фамилии наиболее крупного домовладельца улица первоначально называлась Товчиановской. После того как на ней возвели амбары для хранения привозимых на базар продуктов, улица была переименована в Амбарную, а 5 марта 1904 г.— для благозвучия — в Торговую. Улица связывала Базарную площадь с Сенной площадью, где продавали фураж. До революции Амбарная-Торговая утопала в грязи. В 1907г. правление Таврической духовной семинарии просило управу замостить ее и Театральный переулок, так как «невылазная грязь и ухабы делают эти улицы в дожди непроходимыми» [112].

30 мая 1924 г. улица получила новое название — Кооперативная, а с послевоенного времени носит имя Николая Семеновича Самокиша (1860 — 1944), который прожил в Симферополе четверть жизни.

Вклад Н. С. Самокиша в отечественную культуру огромен: большой и самобытный мастер, один из основоположников реалистического направления в батальной живописи конца ХIХ-начала ХХ в., оп вместе с М. Б. Грековым заложил фундамент новой, советской школы баталистов. Гражданская война застала художника в Евпатории, где он жил с весны 1918 до конца 1921 г., затем переехал в Симферополь. Несмотря на тяжелые условия работы и плохое состояние здоровья, Н. С. Самокиш в одном лишь 1923 г. создал 9 монументальных полотен, а всего в советское время — 75 картин, из которых свыше 40 посвящено борьбе Красной Армии за освобождение Крыма. Широко известна картина «Переход Красной Армии через Сиваш» (1939). Неудержимая лавина красной конницы, переправляющейся через Сиваш в ноябре 1920 г. Кажется, нет силы, способной удержать эту лавину разношерстно одетых людей. Символично воспринимаются красные цвета на общем свинцовом фоне: алое знамя, звезды на шлемах бойцов, вспышки взрывов...

Картины академика батальной живописи Н. С. Самокиша — около трех тысяч произведений — экспонируются в 42 музеях Советского Союза, в том числе в Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, Государственном Эрмитаже. Несколько замечательных полотен — «Атака буденновской конницы», «Штурм Перекопского вала», «Переход Красной Армии через Сиваш». «В разведке» — представлено в Симферопольском художественном музее. Коммунистическая партия и Советское государство высоко оценили заслуги Н. С. Самокиша. Он был удостоен звания заслуженного деятеля искусств РСФСР, награжден орденом Трудового Красного Знамени. Имя Н. С. Самокиша присвоено Крымскому областному художественному училищу. Улица Самокиша — это центр города. Вполне обычная улица — небольшая, тихая, благоустроенная. Несколько общественных зданий: облпотребсоюз, комбинат бытового обслуживания, фирма «Крымчанка» (тоже бытовые услуги) и др. Главная достопримечательность — дом на углу улиц Жуковского и Самокиша. Мемориальная доска сообщает, что в этом доме с 1922 по 1944 г. жил академик батальной живописи Николай Семенович Самокиш.

 

 

 
 
Автор сайта: Белов Александр Владимирович  
Сайт автора http://belov.mirmk.ru

E-mail simfion@list.ru