Симферопольцы всех стран объединяйтесь! Симферополь вчера и сегодня
На главнуюГалерея 1Истории в картинкахЗаметки о СимферополеКарта сайтаНа сайт автораНаписать письмо
 
 
 

Улицы и дома рассказывают
(книга под редакцией Широкова В.А., Широкова О.В.)

Улица Сергеева-Ценского

Первоначально — улица Фонтанная. Поводом для такого названия послужил фонтан, сооруженный в 1865 г. на Базарной площади (сегодня это площадь Ленина). С конца 50-х годов нынешнего столетия улица носит имя выдающегося советского писателя академика Сергея Николаевича Сергеева-Ценского (1875—1958), автора широкоизвестных эпопей «Севастопольская страда», «Преображение России» и других произведений. Первое знакомство писателя с Симферополем состоялось весной 1905 г., когда он был направлен сюда, в 51-й Литовский полк, для прохождения военной службы. 18 октября полк, где служил прапорщик Сергеев, вышел на улицы города с целью «наведения порядка». Сергей Николаевич со своим взводом находился в районе базара и был очевидцем погрома, которому предшествовала кровавая расправа над демонстрантами. Он подал в юридическую комиссию городской управы два заявления, в которых доказывал участие полиции в погроме. С. Н. Сергеев выступил также свидетелем в суде против погромщиков и их покровителей. Вот что увидел он 18 октября: «Совершилось что-то санкционированное, комильфотное: резвая толпа двигала вперед веселое дело разрушения лавок, а полицмейстер спокойно стоял вдали от шума и созерцал, куря папиросу. Полицейские чины низшего ранга, медленно спеша, суетились для проформы, двигались роты молчаливыми серыми массами и выставляли часовых к разгромленным уже магазинам, дожидаясь где начнется новый разгром, чтобы и там поставить таких же часовых».

Сергей Николаевич не обходит стороной и «самого» губернатора, который вмешался в погром лишь около 6 часов вечера: вопрос, почему этого не было сделано раньше, «почему атмосфера погрома была так насыщена беззаконием, что всякая попытка призвать законность казалась неуместной,— он для меня не ясен». Протест С. Н. Сергеева против произвола царских властей не прошел для него бесследно. Таврический губернатор Волков отправил второе его заявление командующему Одесским военным округом, сопроводив нелестным отзывом об авторе. Он указывал, что прапорщик стал «нетерпимым в военной среде». Вскоре С. Н. Сергеев уволился со службы. С этого времени основным его занятием стала литература. Почти полвека прожил писатель в Алуште, на Орлиной горе. Неоднократно бывал он и в Симферополе. «Крым, его природа, Черное море одарили меня многим,— говорил С. Н. Сергеев-Ценский.— В моих основных произведениях они занимают основное место. Так случилось, что я стал певцом Крыма, его красоты и всего героического, что здесь произошло». На улице Сергеева-Ценского есть памятные места и мемориальные здания. До революции на Фонтанной (д. 2) находилась гостиница «Ялта», которую в 1918 и 1920 гг. занимала контрразведка белогвардейцев. Внизу, в плотницкой и портняжной мастерской, большевики устроили склад нелегальной литературы. Чины контрразведки и представить не могли такой «дерзости». Сюда, в это здание, приводили на допрос подпольщиков, в том числе Е. Л. Жигалину и Ф. Б. Шполянскую.

В доме № 39 в годы гражданской войны была устроена явочная квартира областной большевистской подпольной организации и работников ЦК КП(б). Здесь бывал представитель ЦК КП(б) Украины Ян Борисович Гамарник, который участвовал в губернской партийной конференции 1 декабря 1918 г. Сегодня на улице размещается около полутора десятков различных организаций и учреждений: Крымский областной Совет профессиональных союзов, строительно-монтажное управление, отдел республиканского проектно-изыскательского института «Укркоммунремдорпроект», магазин «Подписные издания» (на месте гостиницы «Ялта»), городской Дом культуры и др. В районе улицы Сергеева-Ценского намечается большое жилищное строительство.

Улица Серова

Одним из первых сооружений был здесь Гостиный двор, построенный в 1829 — 1846 гг. и занимавший территорию, ограниченную современными улицами: Серова — К. Маркса — Пушкина — Р. Люксембург. По другую сторону теперешней улицы Серова находился Александро-Невский собор; отсюда первоначальное название улицы — Соборный переулок. Имя А. Н. Серова она носит с марта 1904 г. Где-то неподалеку жила дочь таврического губернатора А. С. Жегулина-Ершова (видимо, ул. К. Либкнехта, 1), в доме которой в 40-х годах прошлого столетия собиралось общество любителей музыки. Нижний этаж дома служил гостиной; здесь не раз звучала музыка в исполнении Александра Николаевича Серова, композитора и музыкального критика, ставшего вскоре известным всей России. «Серов играл, видимо, погруженный в музыку. И когда он играл не зауряд, а по вдохновению, то играл... как какой-то жрец, глубоко верующий в божество»,— писал друг композитора М. М. Молчанов [113].

Осенью 1845 г. А. Н. Серов получил назначение на должность товарища председателя [Т. е. заместителя председателя. — Прим. авт.] Таврической уголовной палаты и приехал в Симферополь. Вскоре сюда был направлен и М. М. Молчанов, соученик Серова по училищу правоведения. Квартиру они снимали на Бульварной улице (ныне Ленина) в доме Нисходовской. Но словам М. М. Молчанова, «угловой, каменный, одноэтажный дом тот, крытый черепицею, окрашенный белою краскою, стоял на горе, на которую постепенно и восходила главная улица». Из окон этого дома, местонахождение которого пока точно не установлено, открывался «превосходнейший вид на фруктовые сады, расстилавшиеся внизу по Салгиру, и на отдаленные, покрытые туманом и облаками, вершины южнобережных гор».

Служба была Серову в тягость. Взяточничество и крючкотворство, подкупы и проволочки во всех присутственных судебных местах вызывали в его душе гнев и протест. Все свое свободное время он отдавал музыке; любил также побродить по городу, любуясь южной природой. «Берега Салгира просто очарование,— писал А. Н. Серов сестре 17 октября 1845 г.,— а мне говорят, что под самым городом, в саду князя Воронцова, Салгир течет еще великолепнее среди самых густых групп тополей и других деревьев. Что все это должно быть в летние лунные ночи? И вот где живет теперь твой брат А. Серов». Когда в Симферопольском театре выступал М. С. Щепкин, А. Н. Серов не пропустил пи одного из 13 спектаклей с участием знаменитого актера. Тогда же, в сентябре 1846 г., состоялось их личное знакомство. Молодой музыкант усиленно занимался самообразованием. Его любимыми композиторами были Гендель, Гайдн, Моцарт, Бетховен, произведения которых он охотно исполнял в домах друзей; увлекшись Бахом, Серов играл его «бесподобные хоралы» на органе в лютеранской церкви (здание не сохранилось). Он сделал фортепианное переложение увертюры Бетховена «Кориолан» и посвятил его Ф. Листу. «Ваша фортепианная партитура увертюры «Кориолан»,— писал Лист Серову в Симферополь,— делает величайшую честь вашей художественной совести». В симферопольский период жизни А. Н. Серов создает множество переложений и аранжировок, оперу «Мельничиха в Марли», начатую еще в Петербурге, кантату в честь Ф. К. Мильгаузена, а также классическую статью «Моцартов «Дон-Жуан» и его панегиристы». М. М. Молчанов вспоминал: «В то же время Серов писал оперу на тему «Майская ночь, или Утопленница». В ней были превосходнейшие мотивы... Напевы такие прелестные и так они магически действовали на душу, что все мы, тогдашние слушатели, были просто в восхищении и прочили Серову и этой «Майской ночи» светлейшую будущность...». К сожалению, обе ранние оперы композитора не сохранились. Улица Серова невелика. Здесь несколько учреждений, в том числе проектно-конструкторский отдел службы радио и городской радиотрансляционной узел (д. 8), обслуживающий 110 тысяч радиоточек Симферополя.

Переулок Срвнаркомовский

В 1783 — 1784 гг. здесь, между снесенным в наше время домом № 1 и домом № 3, было построено небольшое одноэтажное здание. Это одно из самых первых сооружений Симферополя принадлежало секунд-майору русской армии Дмитрию Лесли, племяннику правителя Таврической области В. В. Каховского. Хозяин подарил дом городу, и в 1793 г. в нем открылось первое в Крыму народное училище; к началу 30-х годов ХIХ в. в стенах его (основном здании и двух флигелях более поздней постройки) училось 130 человек. Одно время попечителем училища был видный русский поэт-сатирик Дмитрий Петрович Горчаков. 1 сентября 1812 г. в этом же здании начала свою работу Таврическая (позже Симферопольская) губернская мужская казенная гимназия [О ней см. в главке об ул. К. Маркса (с. 111—113). — Прим. авт.], А полвека спустя почти на том же месте выстроен дом № 3 на деньги историка и археолога, бывшего Екатеринославского губернатора Андрея Яковлевича Фабра. По завещанию А. Я. Фабра, которое хранится в Крымском облгосархиве, дом был построен как сиротский приют; позднее при нем организовали ремесленную школу. Фабровскому приюту принадлежало более 8 тыс. десятин земли в Крыму и около 300 тыс. рублей — пожертвования самого Фабра и других лиц. В Симферополе А. Я. Фабр служил в 1804—1833 гг. и 1857—1863 гг. Близкая дружба и общие научные интересы связывали его с Х. Х. Стевеном; упоминавшийся нами А. И. Маркевич характеризует их обоих как «замечательных деятелей в Крыму, обогативших литературу о Крыме многими почтенными исследованиями». Перу А. Я. Фабра принадлежат книги: «Достопамятнейшие древности Крыма и соединенные с ними воспоминания» (1859), «Древний быт Эйоны, нынешнего полуострова Тамани» (1861) и другие работы по истории и археологии Северного Причерноморья.

До революции переулок носил имя Фабра. 30 мая 1924 г. он был переименован в Совнаркомовский, так как его главное здание занимали Совнарком и наркоматы Крымской АССР [Об этом здании — бывшей гостинице «Европейской»— мы уже говорили (находилось оно на углу Совнаркомовского переулка и проспекта Кирова). — Прим. авт.] [114]. Перед Великой Отечественной войной в доме Фабра располагалась средняя школа № 14, где учились организаторы Симферопольской комсомольской подпольной организации Борис Хохлов, Николай Долетов, Владлен Ланский, Евгений Семняков, Зоя Жильцова, погибшие в годы фашистской оккупации Крыма. В честь героев-подпольщиков на здании, занимаемом ныне ГПТУ № 1, установлена мемориальная доска.

Улица Спера

Типографский рабочий Соломон Яковлевич Просмушкин (1887 — 1920) стал профессиональным революционером в 1908 г. Партийная кличка — «Исаак Спер». В Симферополе жил с 1914-го до начала 1917 г. и в 1919 — 1920 гг. Это краткая справка, вернее сказать: предельно краткая. Между тем один лишь год жизни революционера-большевика (второй симферопольский период) — прекрасная тема для целой повести. В мае 1919 г., когда была образована Крымская Советская Социалистическая Республика, Спер, несмотря на тяжелую болезнь (туберкулез легких), работал за двоих: он секретарь исполкома Симферопольского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и одновременно комиссар труда Советской Республики. Летом того же года, при отступлении Красной Армии из Крыма, ему дано нелегкое партийное задание — остаться в городе для подпольной работы. Вначале Спер был избран председателем Симферопольского подпольного большевистского комитета, а в декабре — членом и казначеем областного комитета РКП(б). В исключительно трудных условиях Спер организовал подпольный паспортный стол и Красный Крест. Паспортный стол, или, как его называли подпольщики, «прачечная». изготовил до 5 тыс. различных фальшивых документов. Их использовали не только подпольщики. «Прачечная», как ни странно это звучит, многое сделала для разложения деникинских, а потом и врангелевских войск. Распропагандированные вражеские солдаты охотно брали фальшивые документы, сдавали боевикам-подпольщикам оружие и либо просто дезертировали из белой армии, либо переходили в лес, к партизанам. Однажды поздно вечером, возвращаясь домой с одного из заседаний обкома и Крымревкома, Спер заметил вблизи своего дома засаду. Решение принято мгновенно — бежать. По нему открыли стрельбу, он отстреливался, был контужен и схвачен. У арестованного оказалась большая сумма денег, и белые, заподозрив его в принадлежности к подполью, стали добиваться показаний. Спер был жестоко избит сначала в полицейском участке, а потом и в контрразведке, но держался мужественно и никого не выдал. Каратели даже не узнали его настоящей фамилии. (Он назвался купцом). И вдруг... Сперу устроили очную ставку с провокатором Акимом Ахтырским. Военно-полевой суд вынес ему смертный приговор. Накануне казни младший брат Спера Авель исполнил его последнюю просьбу — передал в камеру опиум. На рассвете палачи пришли за осужденным и были вне себя от злобы. Вытащив Спера в тюремный двор, они повесили его. Повесили мертвым... В 1930 г. бывшая улица Казарменная (район железнодорожного вокзала) была названа партийным именем большевика С. Я. Просмушкина, члена Крымского подпольного обкома РКП(б), погибшего в белогвардейском застенке в мае 1920 г.

 

 

 
 
Автор сайта: Белов Александр Владимирович  
Сайт автора http://belov.mirmk.ru

E-mail simfion@list.ru